6b18a24b     

Клинков Олег - Странные Птицы



Олег КЛИНКОВ
СТРАННЫЕ ПТИЦЫ
Улицы были пусты, и оттого когда-то многолюдный город походил на
скелет с пустыми глазницами окон и обнаженными кварталами, между которыми
свободно гулял пронизывающий, холодный ветер.
Я шел, прижимаясь к стенам мертвых домов.
В тот день в первый раз не пришла Мария. Она каждое утро проходила
мимо нашего дома по дороге в префектуру. Встречаясь со мной, всегда
печально улыбалась, и в уголках ее глаз стояли крохотные слезинки. Ей было
страшно. Чтобы как-то подбодрить ее, я говорил обычно:
- Что же делать, Мария? Такое время.
- Да-да, - печально повторяла она, - такое время.
Иногда я просил ее купить лекарств для моей матери; ей ведь все равно
надо было идти в город.
А в тот день она не пришла...
Я шел, ветер гнал мимо меня обрывки газет и опавшие листья,
подталкивая в спину, путаясь в полах плаща. Внезапно над моей головой
раздалось хлопанье крыльев. Я похолодел. Надо мной кружились Странные
Птицы. Они возникали прямо из ничего. Я замер, не смея двинуться, и лишь
молился про себя: "Господи, только бы не меня, только бы не меня! За что
же меня, господи?!" А Птицы уже укрыли меня плотной стеной. Воздух замер,
тело мое обхватила мягкая, упругая оболочка. Я не мог пошевелиться. Птицы
били крыльями возле моего лица...
- Где Лось? - громко спросил кто-то прямо внутри моего мозга. - Где
его база?
- Не знаю, - ответил я сразу.
Я действительно ничего не знал, слышал о каких-то бандах, но сам
никогда не впутывался ни в какие истории...
- Врешь, - спокойно прозвучал голос и обратился куда-то в сторону: -
Спицу!
К тыльной стороне моей ладони словно приложили раскаленный прут. Я
закричал.
- Хватит, - сказал голос. - Где Лось?
- Не знаю, - выкрикнул я. - Ничего не знаю. Никакого вашего Лося. Я
никогда никого не трогал. Ничего не знаю. Отпустите меня!
- Врешь, - так же спокойно сказал голос. - Еще раз.
Я дернулся, чтобы вырваться, но оболочка крепко держала меня. К моей
руке опять приложили раскаленный прут. Я зарыдал от боли и от бессилия.
- Не знаю ничего, - всхлипывал я. - Пожалуйста, отпустите, у меня
умирает мать. Мне нужно лекарство. Я не сделал вам ничего плохого.
Отпустите меня!
Я задыхался. Нестерпимо болело обожженное место, пахло паленой кожей,
пот заливал глаза, а перед моим лицом все мелькали и мелькали едва
различимые тени.
- Хватит! - сказал голос в сторону. - Парень навалял в штаны. Иди! -
приказали мне. - Бегом! Ну!
Когда птицы отпустили меня, я потерял сознание, захлебнувшись свежим
воздухом.
Очнулся я от толчков в плечо. Надо мной стоял бородатый парень в
потертых брюках и кожаной куртке.
- Вставай, быстро! - сказал он и посмотрел по сторонам.
Я с трудом поднялся. Рука невыносимо болела, мозг горел, словно
обваренный кипятком, я еле держался на ногах.
- Пошли! - приказал бородатый.
Он привел меня в какую-то скудно обставленную, неряшливую квартиру и
перевязал руку.
- Что, парень, не жалуют тебя Птички? - насмешливо спросил он, налив
мне в стакан какой-то пахучей жидкости. - Ничего, бывает и хуже. И чем ты
им досадил?
Я испугался. Знал, что бывает хуже, ну а бородач скорее всего
провокатор.
- Я ничего плохого не сделал, - прошептал я. - Отпустите, у меня мать
умирает. Я ничего не сделал.
Лицо бородатого стало злым.
- Иди, - глухо сказал он, когда я выходил из комнаты, а затем
пронзительно крикнул: - Иди, дерьмо!
Но меня уже ничего не могло задеть. Медленно побрел домой.
...А мать уже умерла... Я не заплакал, давно знал, что это случится:
от



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий