6b18a24b     

Климов Александр - Шагаюшие В Вечность



Александр Климов
ШАГАЮЩИЕ В ВЕЧНОСТЬ
Въезжая в новую квартиру, бухгалтер Петров чувствовал себя счастливейшим
человеком на свете. Собственно, квартира была вовсе не новая, а как раз
наоборот - старая. Но в этом-то и состояла вся прелесть.
Затаскивая свои тючки и чемоданы по широчайшей винтовой лестнице на
третий и последний этаж, Петров буквально физически ощущал, как его начинает
обволакивать тихое и немного грустное очарование старинного московского
особняка. Чудился запах пожелтевших книг, отблески розовых восковых свечей,
шуршание кринолинов. С чердака явственно доносилось звяканье шпор.
Дом поражал безлюдьем в эти вечерние, обычно оживленные часы. Не прыгала
по ступенькам детвора, не громыхали гулкие жестянки почтовых ящиков. Не
пели, не кричали, не плакали. Даже лифт - и тот не грохал створками по той
простой причине, что в доме его не было.
За высокими скрипучими дверями, безусловно, текла какая-то жизнь, но
Петров ее не ощущал. Ему казалось, что он - хозяин огромного пустого замка,
и фантазия помимо воли населяла комнаты и коридоры ушедшими в прошлое
обитателями.
А с фантазией своей Петров бороться положительно не умел. К сорока годам
он пришел к твердому убеждению, что в мире есть всего лишь две вещи,
бороться с которыми человеку не под силу: фантазия и тараканы. И то и другое
при внешнем различии одинаково неистребимо.
На службе Петрова, как ни странно, побаивались. Старик Стаканов-Скрипкин
- счетовод с дореволюционным стажем утверждал, что Петров не так прост, как
хочет казаться. Мол, бухгалтер-мечтатель - явление в природе настолько
невероятное, что за этим кроется не иначе как карьеризм высочайшего
артистического класса.
В семье же - человек как на ладони. Когда лет десять назад жена уходила
от Петрова, вернее, навсегда уезжала в Сочи с красавцем капитаном дальнего
плавания, она остановилась на пороге и, гневно поправив поясок платья,
сказала:
- Петров! Ты даже не ничтожество! Ты что-то невообразимо более мелкое.
Даже дождевой червяк и тот заботится о своей самке...
Петров хотел было заметить, что совсем в этом не уверен и, мол, вообще
сильно сомневается, что червяки бывают разного пола, но Нина хлопнула дверью
и исчезла из его жизни.
С годами забылось многое: даже полный превосходства взгляд брюнетистого
капитана. Бухгалтеру начало казаться, что он никогда и не был женат. Но
слова эти, грохочущие и какие-то оскорбляюще липкие, помнились. Они удвоили
его природную житейскую неуверенность, все глубже толкая в спокойное
надежное одиночество.
Поднимаясь наверх с последней пачкой книг, Петров лоб в лоб столкнулся с
высушенной остроносой старушкой, выходившей из двери номер четыре на втором
этаже. Не зная почему, он сразу окрестил ее "камергершей".
Старуха подозрительно оглядела нового жильца, зачем-то потрогала рукав
его пальто и, вдруг повеселев, игриво промурлыкала:
- Если бы не старость, кругом остались бы одни сумасшедшие.
- Что? - опешив, переспросил бухгалтер.
На седых, будто припорошенных мукой, волосах старой дамы в неустойчивом
равновесии закачалась шляпка с фантастическими цветами и вуалеткой:
- Раньше и привидения были другими. Какими-то благородными утонченными.
Дамы, рыцари...
Петров уронил книги.
- Вы в какую квартиру? - поинтересовалась "камергерша", заглядывая в
глаза остолбеневшему бухгалтеру.
- В шестую! - почти крикнул Петров, обрадовавшись, что наконец-то услышал
что-то доступное пониманию.
- Шестая - это что рядом с пятой, - глубокомысленно заметила с



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий